Последний приют. Хранительница музея Аркадия Кутилова спустя почти тридцать лет нашла место захоронения самобытного поэта

Последний приют. Хранительница музея Аркадия Кутилова спустя почти тридцать лет нашла место захоронения самобытного поэта

На Ново-Южном кладбище Омска в начале нынешнего лета планируется приступить к созданию мемориального комплекса, посвящённого памяти Аркадия Кутилова, место захоронения которого почти три десятилетия считалось неизвестным.


Известный бомж

Горемычный, опальный, скандальный, запойный, никому не нужный бродяга... Жизнь Кутилова была короткой, неприкаянной, бездомной. Подвалы, чердаки, теплотрассы, вытрезвители, палаты психбольниц, камеры предварительного заключения, а то и бараки в местах не столь отдалённых - вот где он творил, создавая удивительные, пронзительные, глубокие по смыслу и в то же время доступные пониманию каждого, кто неравнодушен к поэзии, произведения. Загнанный, казалось бы, в угол, затравленный, он писал свои крамольные стихи, сопровождая многие из них фантасмагорическими рисунками, без всякой надежды на то, что они когда-нибудь будут опубликованы и по достоинству оценены, почему частенько помечал авторство не собственным именем - псевдонимом Аркадий Магнит.

В одном из последних стихотворений, предчувствуя, наверное, свой скорый и бесславный уход из жизни, Адий (настоящее имя Кутилова. - Т. Б.) не воскликнул с болью или отчаяньем - проконстатировал как должное: «И вот я стал обыкновенный «жмурик»...

Труп бомжа в обносках нашли летом 1985 года в тепловом коллекторе неподалёку от Омского университета путей сообщения.

«На место происшествия выехал дежурный сержант, - рассказывал в публикации «В розыске не значится» («Литературная Россия», № 36 от 17.09.1999 г.) Евгений Калачёв, в те годы старший лейтенант дежурной части Куйбышевского РОВД Омска. Здесь офицер милиции незадолго до описываемого случая и познакомился с задержанным, но затем отпущенным, поскольку в розыске не значился, бродягой-поэтом. - Вскоре он вернулся назад и попросил выдать ему и водителю, с которым он ездил, противогазы.

...Доставив труп в морг, сержант возвратился в дежурную часть, сдал противогазы и неожиданно - он полгода назад бросил курить - попросил закурить. Я протянул ему пачку.

- Кажется, это был тот бомж, - сказал он.

- Какой? - не понял я.

- Ну, помните, ещё стихи читал... Военные брюки, ботинки на проволоке...

- Магнит?! - воскликнул я.

- Магнит, - грустно сказал сержант и нервно закурил...»

Обгорелый труп бедолаги, пролежавший в колодце, по внешним признакам, не один день, был опознан, но никем в течение месяца так и не востребован из морга. А ведь было кому «востребовать». И в первую очередь бывшей жене Аркадия, воспитывавшей общего с ним ребёнка, и самому близкому другу Геннадию Великосельскому, ставшему впоследствии официальным биографом поэта...

Тем не менее, по официальной версии, место захоронения Кутилова до сих пор никому не было известно. Этот миф, похоже, оказался удобен и выгоден всем, вплоть до Омской организации Союза писателей России, на сайте которой в поминальной рубрике «Всегда с нами» значится и не признанный при жизни поэт, которого и на порог этой конторы не пускали. Миф освобождал от разысканий могилы, дальнейших хлопот по её обустройству и окутывал особой мистической притягательностью жизнь и смерть «сибирского Франсуа Вийона».

Правда, в 2005 году (через 20 лет после гибели Кутилова) омский режиссёр-документалист Альберт Полеводов, снимая фильм «Кто такой Аркадий Кутилов?», попытался найти захоронение «невостребованного» поэта. Но, как выяснилось позже, руководствовался в своих поисках документом, только запутавшим поиски...

Не востребован из морга

Нэлли Арзамасцева, высоко и искренно ценящая дар поэта, создавшая в омской школе № 95 музей его памяти, установила место захоронения Аркадия Кутилова буквально за пару дней.

- Точнее, не я, а молоденькие сотрудницы архива Омского муниципального комбината специальных услуг, где хранятся все сведения о захоронениях, которые проводились и проводятся на городских кладбищах, - рассказывает Нэлли Алексеевна. - Я показала им портрет Кутилова и сборник стихов «Ромашка», только что выпущенный нашим музеем на грант детской организации ООН - UNISEF. Девочки, говорю, в нашем городе был такой поэт, посмотрите, какие стихи он писал, а где его могила - никто не ведает. Помогите найти!

Нет проблем, отвечают мне, нужен только официальный запрос. «От нашего музея сгодится?» - спрашиваю. Вполне, отвечают. На другой день я привезла им запрос, заверенный печатями-подписями директора нашей школы, да ещё дополнила его письменным рассказом, кто такой был Кутилов, и копиями служебных документов. В частности, протокола осмотра трупа и места происшествия от 5 июня 1985 года и протокола опознания трупа с письмом заведующему моргом Омска от начальника Куйбышевского РОВД Бочкарёва. В нём сообщалось: «Направляю вам протокол опознания личности трупа неизвестного мужчины, поднятого 5 июня 1985 года из колодца теплотрассы около транспортного института и зарегистрированного в морге за номером 1218. Участковым инспектором Ремизовым труп опознан как Кутилов Аркадий Павлович, 1940 года рождения...» В этом же письме дальше было указано: «Родственные связи Кутилова А. П. установить не представилось возможным. В связи с чем прошу захоронить Кутилова силами работников морга...»

В распоряжении Арзамасцевой эти документы оказались волею случая, хотя, как известно, ничто в этой жизни не происходит случайно. Омский журналист Виктор Чекмарёв, приятель Кутилова, собираясь в больницу на операцию, принёс их Нэлли Алексеевне, справедливо полагая, что никто больше не сможет сохранить эти ценные материалы и использовать их во благо памяти о поэте. Ответ же на столь обстоятельный запрос Нэлли Алексеевна получила почти тотчас: «Кутилов Аркадий Павлович, умерший в июне 1985 года, захоронен на Ново-Южном кладбище города Омска - аллея 32, ряд 15, котлован № 5».

Почему же режиссёр, опытный телевизионщик Альберт Полеводов, изучавший места захоронений на Ново-Южном кладбище, не смог найти этот котлован?

- Он искал могилу Кутилова не по тому номеру, - объясняет Нэлли Алексеевна. - Весь его фильм построен на номере 1111. В комбинате спецуслуг нашли этот номер, и выяснилось, что им помечено апрельское захоронение. В то время поэт был ещё жив-здоров. И даже ещё 23 мая 1985 года, о чём мне рассказывал сам Геннадий Великосельский, заходил к нему на день рождения. Он должен был зайти к Геннадию и 30 мая - в свои именины. Но не пришёл...

Вероятно, предполагает Нэлли Арзамасцева, Кутилов погиб в последних числах мая, а 5 июня его тело, начавшее уже разлагаться, подняли из колодца теплотрассы. Она уверена, что поэта убили, основываясь на том, что ведёрко в его пристанище, служившее пепельницей, было доверху забито окурками. Значит, он был не один, случилась ссора - вот и убили. Но травм, несовместимых с жизнью, на его теле при осмотре не обнаружено. И Кутилова, повторю фразу из очерка «Не последний на миру» («Сибирские огни», № 9, 2011 год) писателя Николая Березовского, тоже бывшего с ним в приятельских отношениях, «никто не убивал - он изжил себя сам, выносившись, как вещь, которую не берегут».

А вот труп Аркадия, опознанный участковым Иваном Ремизовым, действительно, как писал в «ЛитРоссии» Евгений Калачёв, зарегистрирован в протоколе опознания под номером 1218 (подписи понятых - Анатолий Рыбин и Антонина Панина). Однако в морге ему присвоили другой - 1213. Этот номер и нашли сотрудники скорбного предприятия спецуслуг. По записям в регистрационных книгах было установлено, что Кутилова и ещё девять невостребованных тел захоронили 2 июля 1985 года.

Без малого полный месяц он находился в морге, весь творческий Омск - от литераторов до художников - знал об этом, пил за его упокой, но никто и пальцем не шевельнул, чтобы забрать усопшего Адия Павловича из хранилища для мёртвых, а затем собрать и проводить его в последний путь по-человечески...

Вот он, последний приют Кутилова, – едва заметный могильный холм в окружении клёновГранитная ромашка

Узнав точные координаты захоронения, Арзамасцева вскоре собрала единомышленников и помощников, готовых поехать вместе с ней и на месте оценить обстановку. Смотритель Ново-Южного кладбища Вячеслав Соснин сам, продираясь через кустарник и траву в человеческий рост, показал котлован, где обрёл вечный покой номер 1213: «Вот здесь лежит ваш Кутилов». В самом центре котлована, ставшего, по сути, братской могилой, но без креста или пирамидки, тянулся в небо, точно символизируя нетленность жизни, молодой клён.

Оправившись от шока, приехавшие с Арзамасцевой психиатр Ирина Дворкина (она наблюдала Кутилова, когда он «отогревался» в студёные зимние поры в Омской психиатрической больнице), кинооператор Иван Гильс, директор предприятия «Дюма-студия» Валентин Пранчук с женой Алёной, члены совета школьного «кутиловского» музея Александр Бондарев, Анатолий Тихонов и Вячеслав Сериков стали разбирать инвентарь, какой обычно идёт в дело, когда нужно прибрать могилки. Мужчины взялись за лопаты, завели бензопилу. Они убрали все старые деревья, кустарники, поросль. Только после этого обозначились очертания бывшего котлована.

- Во вторую поездку мы посадили на расчищенном участке боярышник и лён. Это был уже октябрь, - рассказывает Нэлли Алексеевна. - По краям котлована стоят высокие клёны, почти накрывая его, точно куполом, своими кронами. Мы поставили и зажгли свечи: «Вот, Аркадий, мы тебя и нашли! Долго ты нас ждал...»

И уже тогда Арзамасцева решила, что это скорбное место не должно остаться безымянным. А чуть позже набросала эскизы будущего мемориального комплекса памяти поэта Аркадия Кутилова:

- Постамент - развёрнутая книга. На странице слева - портрет Кутилова, написанный омским художником Анатолием Коненко; фамилия, имя и отчество, даты рождения и смерти. На странице справа будут высечены слова поэта: «Стихи мои, грехи мои святые», а чуть ниже его же строки: «Я жил, как мог и как сумел. Всего я не успел. Я многого хотел...» И чёрная могильная плита с ромашкой из белого гранита на ней. У Аркадия Павловича есть цикл миниатюр «Ромашка», который Евгений Евтушенко назвал «мозаикой шедевров Кутилова».

Но задумка Нэлли Алексеевны оставалась задумкой, пока она не обнаружила в своём почтовом ящике рекламный буклет одной похоронной компании: «Оградки кованые... столешницы... облицовка... тротуарная плитка... действует система скидок и рассрочка платежа». «Так это же то, что нужно!» - чуть не закричала она от радости. В похоронную компанию вместе с Арзамасцевой отправились омские поэты Александр Александров и Владислав Цой. Там им все показали, рассказали: надгробная плита, стела, лавочки, столик, цветник... Расходы на оградку из металлического прута компания готова взять на себя, внеся свою лепту в «мемориал Кутилова», она же берётся изготовить таблички с номерами тех, кто похоронен вместе с Кутиловым в этом котловане. Вдруг у кого-то из них, тоже «невостребованных» и забытых, объявятся родственники...

Смета предстоящих расходов на возведение мемориала составила сумму в 141 450 рублей (без стоимости оградки и табличек).

- Прихожу домой, сообщаю внучкам, сколько необходимо денег на мемориал Кутилову. Вот только одна незадача: где взять столько? - грустно улыбается Нэлли Алексеевна. - И внучка старшая, Марина, разумно так, как и подобает судебному приставу, говорит: разве это деньги? Всего-то и нужно - найти в Омске и других городах и весях России 141 человека, которым нравятся стихи Кутилова, и они, уверена, пожертвуют по 1000 рублей. А лучше 282 человека, вторит ей младшая, Софья, выпускница философского факультета ОмГПУ, тогда благотворительный взнос на памятник Кутилову составит всего 500 рублей. А потом в один голос: мол, клич можно бросить в социальных сетях...

«Не знаю, последовать ли их совету? - вздыхает Арзамасцева. - Хотя проверенным веками принципом «с миру по нитке», наверное, всё же стоит воспользоваться».

Нам тоже кажется, что стоит. И еще, думается, найдутся неравнодушные к поэзии бизнесмены, которые не останутся в стороне от достойного обрамления наконец-то найденного последнего приюта Аркадия Кутилова.

Комментарий

Александр Дегтярёв, прозаик, член Союза российских писателей:

 - В двух омских писательских организациях насчитывается почти 100 человек, и среди них немало тех, кто сегодня взахлёб рассказывает о своей дружбе с Аркадием Кутиловым. А в многочисленных литературных объединениях Омска пишущих раз в пять больше, и они, по их же признаниям, чтят творчество Кутилова. А вот откликнутся ли все они не словами, а посильными вкладами в доброе дело, затеянное Нэлли Алексеевной Арзамасцевой, - не знаю...

Из Википедии

Аркадий Павлович Кутилов (имя при рождении Адий, 30 мая 1940, деревня Рысьи, Иркутская область - июль 1985, Омск) - русский поэт, прозаик, художник. Один из самобытнейших русских поэтов XX века. Несмотря на то что стихи Кутилова в переводе на английский включены в академическую антологию «Русская поэзия XX столетия» (Лондон), его творчество по-прежнему мало известно российскому читателю.

Автор: Татьяна Березовская
12:28, 21 марта 2013Просмотров: 4339
Поделиться:
Читайте также

Игорь Петров

Андрей Подгорбунских

Сергей Мальцев

Сергей Чуча