Искусство обнажения души. «Золотая маска» в Омске» завершилась постановкой Бутусова

Искусство обнажения души. «Золотая маска» в Омске» завершилась постановкой Бутусова

Фестиваль «Лучшие спектакли «Золотой маски» в Омске» завершился постановкой «Добрый человек из Сезуана» столичного Театра им. А.С. Пушкина. Сцена омской драмы оказалась первой гастрольной площадкой спектакля, ставшего громким театральным событием столицы.

Испытание на смелость

Поставил «Доброго человека из Сезуана» режиссер Юрий Бутусов. Артисты называют его работу ультрасовременным европейским взглядом. Непростой писатель Бертольт Брехт звучит со сцены во всем: в открытых взору зрителя кулисах, в музыке Пауля Дессау и живом исполнении зонгов, в немецких и русских словах, в актерских обнаженных душах. Особенно потрясает Александра Урсуляк – большая актриса, сыгравшая добродетельную проститутку Шен Те и ее жестокосердного брата Шуй Та. Ее существование на сцене в двух образах дает зрителю множество поводов задуматься над двойственной природой человека, ее финальный монолог проникает в самую глубину зрительского сердца и – даже не разума, не сознания – подсознания.

– В процессе репетиций для меня всегда самое тяжелое – это та степень откровенности, которую ты можешь себе позволить, – с партнерами ли, с чужими ли незнакомыми людьми, которые пришли смотреть, – рассказывает Александра. – В «Добром человеке» я пытаюсь в себе воспитать возможность быть открытой, потому что этот спектакль стоит играть только в случае некоего душевного стриптиза.

Экзамен на «отлично»

Работа над спектаклем стала настоящим экзаменом для артистов. Они учились правильному немецкому, создавали музыкально-пластические этюды, играли весь спектакль за двадцать минут без слов. Бутусов сказал: «Пробовать всё». Ткань спектакля рождалась из придуманных актерами этюдов, которые режиссер самым талантливым образом поворачивал и нанизывал один на другой. Отсюда и такая гармоничность музыки, сценографии, актерской игры – такая, что одно неотделимо от другого, и даже немецкий язык перестаешь воспринимать как нечто непонятное, и музыка, кажется, звучит внутри человеческого существа, а не из внешней аппаратуры.

– Бутусов взялся за Бертольта Брехта с осторожностью, – рассказал музыкант и композитор Игорь Горский, руководитель ансамбля солистов «Чистая музыка», исполняющего в спектакле произведения Пауля Дессау. – За полгода музыкальных, хореографических и самых разных этюдов Брехт был «размят» во все стороны до такой степени, что, откровенно говоря, «Добрый человек из Сезуана» мог бы идти 12 или 15 часов – столько было материала. Сотни этюдов, подготовленных в репетиционном зале, слились в одно многоуровневое действо, в единый поток. За каждым зонгом стоит десяток зонгов во всех стилях: хип-хоп, блюз – вы слышали, что стилистическая палитра музыки многообразна. И в этом заключается метод Бутусова как режиссера. Он создает всесторонне наполненный спектакль, средоточие информации.

Спектакль, непросто дававшийся актерам и самому театру, испытывавший на прочность режиссера и артистов, громко прозвучал в театральной жизни Москвы – и звучит до сих пор. К слову, на сегодня интеллектуальное искусство под названием «Добрый человек из Сезуана» – самый продаваемый спектакль Театра им. Пушкина, и это несмотря на то, что в афише достаточно постановок чисто развлекательного характера. Сейчас спектакль по Брехту в своей биографии пишет гастрольную главу, которая началась с Омска. Жаль только, что показали его в нашем городе всего два раза: эта постановка из разряда тех, в которых с каждым просмотром открываешь для себя всё новые грани собственного существа.

Автор: Татьяна Сорокина
15:17, 30 мая 2013Просмотров: 2551
Поделиться:
Читайте также

Андрей Подгорбунских

Леонид Михайленко

Евгений Аронов

Александр Мураховский